Счастливчики
Имя
foto
Имя
Галерея
главная
м.Депп
 

tomwaits.com

Том Уэйтс (Tom Waits, родился 7 декабря 1949 г) — американский певец и автор песен, композитор, актёр. Обладает своеобразным хрипловатым голосом. Визитной карточкой Уэйтса можно назвать его голос, манеру исполнения (смесь пения и речитатива), элементы таких жанров, появившихся до расцвета рок-музыки, как блюз, джаз, кабаре, водевиль, и эксперименты в направлении альтернативного рока и даже индастриала.

Несмотря на отсутствие большой поддержки со стороны крупных коммерческих СМИ, Уэйтс имеет множество поклонников и последователей, его работы повлияли на новые поколения музыкантов. Существует множесто кавер-версий его песен (например, «Jersey Girl» в исполнении Брюса Спрингстина и «Downtown Train» в исполнении Рода Стюарта) и трибьют-альбомов. Некоторые альбомы Уэйтса стали в разных странах золотыми. Уэйтс неоднократно номинировался на крупные музыкальные награды (в том числе на Оскара за саундтрек), получил дважды премию Грэмми за альбомы.

1970-е


Ночной клуб The Troubadour в Лос-Анджелесе, в котором Том дал свой первый концерт, принесший ему 25 долларов

В 1971 году, в возрасте 21 года, начал музыкальную карьеру, переехав в Лос-Анджелес и подписав контракт с лейблом Asylum Records и менеджером Хербом Коэном (англ. Herb Cohen), который также был менеджером Фрэнка Заппы. Первый альбом «Closing Time» (1973) получился меланхоличным, с уклоном в джаз. Несмотря на положительные отзывы, он не привлекал большого внимания, до тех пор пока группа The Eagles, бывшая тогда одном лейбле с Уэйтсом, не записала кавер-версию песни «Ol' 55» на своем альбоме «On the Border» (1974).

В середине 1970-х состоялись первые концертные турне Уэйтса.

Как минимум после выхода альбома «Small Change» (1976) за Уэйтсом закрепилась репутация пьющего человека с тяжёлой жизнью, отчасти благодаря таким песням как «The Piano Has Been Drinking» («Пианино пьянствовало») и «Bad Liver and a Broken Heart» («Больная печень и разбитое сердце»). В схожем ключе, в сопровождении нео-джазовой музыки, звучат практически все работы Уэйтса 1970-х годов. В это время у него завязались романтические отношения с Рики Ли Джонс (англ. Rickie Lee Jones), которая появилась на обложках альбомов «Foreign Affairs» и «Blue Valentine»

В конце 1970-х годов началось длительное сотруничество Уэйтса (как создателя саундтреков) с режиссёром Фрэнисом Фордом Копполой. Актёрским дебютом Уэйтса стал фильм «Райская аллея» (1978) с Сильвестром Сталлоне.

К концу 1970-х — началу 1980-х годов в музыке Тома Уэйтса стало больше элементов ритм-энд-блюза и рок-музыки, а также появились баллады.

1980-е

В августе 1980 года, Уэйтс женился на Кэтлин Бреннан (англ. Kathleen Brennan), которая позже стала указываться на его альбомах как соавтор песен. Уэйтс неоднократно отмечал её влияние на своё творчество.

В начале 1980-х он поменял лейбл с Asylum Records на Island Records, где выпустил альбом «Swordfishtrombones» (1983), ставший поворотным в музыкальном отношении. На «Swordfishtrombones», заметно отличавшимся от прочей продукции в области популярной музыки, присутсвуют смелые эксперименты как с инструментами, так и с голосом, и стало гораздо меньше прежнего звучания струнных инструментов и пианино. В этом же духе звучат и следующие альбомы: «Rain Dogs» (1985) и «Franks Wild Years» (1987). Начиная с «Rain Dogs» в записи некоторых песен принимал участие Кит Ричардс, гитарист The Rolling Stones. Уэйтс, ранее игравший на пианино или гитаре, начал уставать от этих инструментов: «Руки – они как собаки, идущие в те же места, в которых они уже были. Следует быть осторожным, когда игра перестаёт происходить в голове, и переходит в пальцы. Нужно отбить у пальцев их привычки, или музыкальные исследования будут закончены, и начнётся игра только стандартной приятной музыки. Я пытаюсь, преодолеть привычки, играя на незнакомых мне инструментах, таких как фагот или вотерфон (англ. waterphone).»

С того момента подбор инструментов и оркестровки на альбомах Уэйтса стали довольно эклектичными. Уэйтс называл их «Junkyard Orchestra».

Том Уэйтс снялся в 1980-х годах во множестве мелких ролей в фильмах и в главной роли в фильме «Вне закона» Джима Джармуша (1986), в саундтреке к которому присутствуют несколько его песен. Помимо этого фильма, он неоднократно работал с Джармушем, например, как актёр в фильме «Кофе и сигареты» (эпизод «Где-то в Калифорнии» с Уэйтсом и Игги Попом) и как автор музыки к фильму «Ночь на Земле» (1991).

Уэйтс также был задействован в различных театральных постановках.

1990-е

Том Уэйтс появился на альбоме «Sailing the Seas of Cheese» (1991) группы Primus (голос персонажа "Tommy the Cat"), что прибавило ему популярности среди любителей альтернативного рока, и положило начало сотрудничеству с этой группой и её лидером Лесом Клэйпулом.

В 1992 году вышел альбом «Bone Machine», на котором доминировали перкуссия и гитары. Альбом получил Грэмми в категории «Лучший альтернативный альбом».

Альбом «The Black Rider» (1993) был плодом сотрудничества Уэйтса с режиссёром Робертом Уилсоном и писателем Уильямом Берроузом.

За альбом «Mule Variations» (1999) Уэйтс получил ещё одну премию Грэмми. Это был его первый релиз на лейбле Anti Records. В чартах альбомов США «Mule Variations» оказался удачнее всех остальных альбомов Уэйтса, заняв 30-е место.

2000-е

В 2002 году одновременно вышли два альбома: «Alice» и «Blood Money», в основе которых лежат совместные театральные работы Уэйтса и Роберта Уилсона.

Альбом «Real Gone» был выпущен в 2004 году. Звук стал чище, чем, к примеру, на «Bone Machine». Впервые на альбоме Уэйтса практически отсутсвует пианино и впервые Уэйтс записал откровенно политические песни. О заключительной антивоенной песне альбома «The Day After Tomorrow» Уэйтс сказал, что она является чем-то вроде эллиптической песни протеста против вторжения в Ирак.

В ноябре 2006 года вышел альбом «Orphans: Brawlers, Bawlers & Bastards» - бокс-сет из трёх дисков с 54 композициями, среди которых редкости, ранее непубликовавшиеся работы и новые песни.

В данный момент (2006) Уэйтс проживает в округе Сонома в Калифорнии с женой Кэтлин Бреннан и их тремя детьми.

Основные альбомы

  • 1973 Closing Time
  • 1974 Heart of Saturday Night
  • 1975 Nighthawks at the Diner
  • 1976 Small Change
  • 1977 Foreign Affairs
  • 1978 Blue Valentine
  • 1980 Heartattack and Vine
  • 1982 One From the Heart (саундтрек к одноимённому фильму Копполы)
  • 1983 Swordfishtrombones
  • 1985 Rain Dogs
  • 1987 Franks Wild Years (посвящённый творчеству Фрэнка Заппы)
  • 1988 Big Time
  • 1992 Night on Earth (саундтрек к одноимённому фильму Джима Джармуша)
  • 1992 Bone Machine
  • 1993 The Black Rider (совместно с Робертом Уилсоном и Уильямом Берроузом).
  • 1999 Mule Variations
  • 2002 Blood Money (музыка к Уилсоновской версии спектакля «Woyzeck»)
  • 2002 Alice (музыка к одноимённому спектаклю Уилсона)
  • 2004 Real Gone
  • 2006 Orphans: Brawlers, Bawlers & Bastards (бокс-сет из 3 дисков, старые и новые записи)
  • 2009 — Glitter and Doom Live
  • 2011 — Bad as Me

Том Уэйтс сыграл дьявола

Американский певец и автор песен Том Уэйтс (Tom Waits) сыграл роль дьявола в новом фильме Терри Гиллиама (Terry Gilliam) “The Imaginarium of Doctor Parnassus”.

О своей роли в новом фильме Том Уйэтс рассказал в интервью блогу Anti.com:

«В фильме “The Imaginarium of Dr. Parassus” я сыграл Дьявола - не дьявола… Дьявола. Я не знаю, почему он (Терри Гиллиам) решил пригласить меня на эту роль. Я воспитывался в церкви.

Мы встретились на премьере его фильма «Король-рыбак» (”The Fisher King”). Терри - великий человек, и я восхищаюсь его фильмами. «Мюнхгаузена» (”The Adventures of Baron Munchausen”) я смотрел сотни раз. «Бразилия» (”Brasil”) - выше всяких похвал. «Братья Гримм» (”The Brothers Grimm”) был моим любимым фильмом последнее время.

Большинство моих сцен в фильме - с Кристофером Пламмером (Christopher Plummer, исполнитель роли доктора Парнаса). Пламмер - величайший актер! Лучший, которого я видел и у которого учился. Он настоящая звезда! А Гиллиам - импрессарио, капитан, волшебник, диктатор (замечательный диктатор), гений и человек, с которым я хотел бы оказаться в одной лодке на краю света.» Том Уэйтс - не новичок в кино. Он снимался во многих фильмах, в том числе у таких известных режиссеров, как Джим Джармуш (Jim Jarmusch) - фильм «Вне закона» (”Down By Law”) и «Кофе и сигареты» (”Coffee and Cigarettes”), Френсис Форд Коппола (Francis Ford Coppola) - «Клуб Коттон» (”The Cotton Club”), «Изгои» (”The Outsiders”) и другие.

Выход фильма “The Imaginarium of Doctor Parassus” на экраны ожидается в начале 2009 года. В фильме также снимались Джуд Лоу (Jude Law), Джонни Депп (Johnny Depp), Коллин Фаррелл (Colin Farrell).

19 мая актриса Скарлетт Йоханссон (Scarlett Johansson) выпустила альбом кавер-версий песен Тома Уэйтса под названием “Anywhere I Lay My Head”.

http://redzeppelin.ru/2008/05/22/tom-uejts-sygral-dyavola/

Tom Waits. Беседы о сельской жизни.

О человеке можно многое сказать по Тому, ради чего он совершает тот или поступок. Один живет за городом, потому что в городе душно, другой — потому что за городом жить престижно, третий — потому что у него барахлит клапан в сердце. Том Уэйтс, ведущий размеренное существование в пригороде калифорнийского местечка Санта-Роза, утверждает, что выбрал сельскую жизнь, потому что ему нравится отливать на улице. И это вовсе не попытка эпатажа с его стороны.

Тома Уэйтса трудно заподозрить в желании кого-либо эпатировать. Это правда, настоящая правда, как она есть: человеку нравится вечером выходить за дом и стоять, глазеть на закатное небо, попутно занимаясь вполне себе природным мероприятием, которое называют «отливать». Собственно, кажется, что все песни Уэйтса рождались в подобные моменты — когда высокое и земное встречались друг с другом. Тем более, что у Тома с рождения был вполне алхимический дар видеть высокое и земное соединенными вместе.

Нынешняя деревенская жизнь привлекает Тома и еще одним: своей уединенностью. Вообще-то он — не такой уж большой любитель шумных компании, прочих скопищ людей. И — относительный поклонник оборванцев, о которых с такой теплотой поет. Том — человек домашний и семейный. Было, конечно, все 6ыло — и алкоголь, и ночевки на лавках, и разные работы сомнительного свойства. Но это все в прошлом: в юности, когда быть глупцом не только простительно, но и необходимо. С тех пор Том повзрослел, помудрел, остепенился. У него одна-единственная на всю жизнь жена, у него, как он выражается, «куча детей и собак»: детей, если он не сбился со счета, трое, собак побольше. Видите ли, говорит он по этому поводу, мне никогда не улыбалось 6ыть мужиком, который проснулся однажды в шестьдесят пять лет и понял, что забыл завести детей.

Юность, еще говорит Том по Тому же поводу, плоха тем, что дается молодым: они не знают, как ею распорядиться. Впрочем, говорит он, жизнь наша разворачивается не по линии и даже не как дорога — она разворачивается экспоненциально. То есть юность остается с тобою — как и все те 48 тысяч тонн метеоритной пыли, что ежедневно выпадают на 3емлю, остаются на ней навсегда. Трудно поручиться за верность трактования Томом законов математики, a также за верность его данных относительно количества звездной пыли, оседающей на 3емлю. Впрочем, это совершенно неважно. Ибо главное им объяснено верно: да, юность тратится бессмысленно.

Но мы говорили о6 уединенности. О том, что Том не любит большого количества людей. Там, где 30 000 человек прутся смотреть на одно и то же, в меня сразу закрадывается подозрение, поясняет он. Этим Тому не нравятся 60-е. Ему нравится говорить, что он проспал их, хотя в 60-х ему как раз было от одиннадцати до двадцати одного года — самое время слушать The Beatles и ходить к Белому дому протестовать против войны во Вьетнаме. Но вы не услышите от Тома ни одного упоминания о The Beatles — он не очень твердо представляет себе существование такой группы. Джаз — да, Билл Эванс — да, битники – да, Керуак, Гинзберг, Берроуз – да. Особенно Берроуз — человек, к которому 6ольше всего на свете подходило звание поэта-лауреата в его первозданном виде. Берроуз, интеллектуал и старый друг до самой смерти, несмотря на всю разницу в возрасте. A вот The Beatles, стадионные концерты, «flower power» — нет-нет, увольте, слишком много народу, чересчур много. Тому и без 60-х есть о чем рассказать: как он, например, ра6отал в начале 70-х швейцаром в клубе в Сан-Диего. По недосмотру местного менеджмента ему удавалось иногда выскочить на сцену и исполнить какой-нибудь номер, какую-нибудь из сочиненных им песен, о6ычно на основе минорного аккорда. Потому что когда-то, когда Тому было двенадцать лет, соседский хулиган по имени Билли Сьюд, живший в трейлере вместе с мамашей таких размеров, что она никогда не покидала этот самый трейлер — она просто не могла пройти в дверь, - так вот, этот хулиган научил Тома играть в миноре. И вот Том выбегал на сцену и играл какие-то свои песни, a в зале сидел Херб Коэн, представляющий лейбл с подобающим в данном случае названием «Asylum». И вот этот Херб – он разглядел в Томе таки что-то, хотя голоса у Тома не 6ыло никогда, и Том все пытался добиться от своих голосовых связок такого же тем6ра, что был присущ голосу его дяди Вернону. Которому (дяде) во время операции на горле хирург по ошибке зашил в это самое горло оброненные случайно ножницы.

А может, и не было никакого дяди Вернона, и Билли Сьюда не было, и ничего не 6ыло. Слушать Тома, когда он в ударе — все равно что слушать музыкальный автомат, по которому стреляет тринадцатилетний сутенер во время войны сутенеров в Миннеаполисе. Том однажды 6ыл такому свидетелем. Один из этих тринадцатилетних был вооружен автоматическим пистолетом, у другого же не было в руках ничего. И вот этот-то второй повторял, пригибаясь от выстрелов: «Ты мертвец, Леон!». A Том с приятелем лежали на полу и только слушали, как перещелкивают пластинки в музыкальном автомате, в который попадали пули: сперва Дина Уошингтон пела песню «Настанет день», потом пошли песни, не менее актуальные в данной ситуации. Вот так и истории сыплются из Тома, когда он в ударе. Кто знает, где там правда, a где ложь. Ho, как говорил в таких случаях Фрэнк 3аппа, «whо the fuck anyway?».

3аппу, покойника, Том тоже хорошо помнит: Том выступал у 3аппы на разогреве. 3аппа давал ему сорок минут, в течение которых публика, пришедшая смотреть концерт самого эксцентричного музыканта на 3емле, едва не кидалась в Тома тухлыми яйцами. A потом спрашивал у него: «Ну, как сегодня зал?». Тому до сих пор снится один и тот же сон: что он играет на разогреве у 3аппы, a публика кидается в него горящими факелами, a потом поднимается на сцену и бьет его кольями. Да, Фрэнк 6ыл хорошим человеком, говорит Том.

Но это все в прошлом, скажет вам Том. Потому что потом я встретил Кэтлин. Она могла лежать на гвоздях, проткнув себе губу вязальной спицей, и при этом пить кофе, и я понял, что эта девушка — для меня. Мы поженились в церкви, которую я нашел в телефонном справочнике, и священник все время называл меня «мистер Уоттс». С тех пор мы все делаем вместе: я приношу фламинго, она отрубает ему голову, я кидаю его в воду, она его ощипывает — и никто из нас не хочет потом его есть. С тех пор, как у меня есть Кэтлин, я пишу пластинки без продюсеpa. 3наете, в 70-х никто не давал денег артистам, потому что все были уверены, что получив тридцать килограмм денег, всякий apтист тут же сорвет когти в Мексику. Тридцать килограмм денег выдавались парню с виллой и собственной яхтой, который уж точно никуда не сорвет когти, чтобы он присматривал за артистом. И вот он и назывался продюсером. Однако теперь Кэтлин присматривала за мной, и все 6ыло в порядке.

Он еще долго может заливать вам, этот Том. Кто знает, что там правда, a что ложь, но, опять-таки, вспомним, что говорил по этому поводу 3аппа. Действительно, какая разница, правда это или ложь, если это интересно. Вы поймите, говорит Том, что вам с того, что вы будете знать подноготную той или иной истории. Вот вы сидите, смотрите, допустим, дерьмовый фильм, вам уже подохнуть хочется. A к вам поворачивается кто-нибудь и говорит: все, что показано на экране — чистейшая правда. Что, кино от этого перестанет 6ыть дерьмовым? Да ни в коем случае. Ну или так: я говорю кому-то — эта, мол, песня про Джеки Кеннеди. Bee говорят— «ого!» Да нет, объясняю я им, я пошутил: эта песня — o Нэнси Рейган. И получается, это другая песня, так что ли? Да нет, чушь все это — песня та же самая. He лучше и не хуже.

Том Уэйтс — настоящий фольклорный персонаж. Такие люди в романах Фолкнера сидят перед своими лавками и домами на корточках и ведут неспешные беседы — про ypoжай, девчонок и то, что опять кого-то прибили ночью в ближайшем овраге. Для этих людей жизнь и смерть — события обычные и даже немного скучноватые. Жизнь — это труд, a смерть— избавление от труда. Так что под определенным углом смерть даже предпочтительнее. Это отношение к жизни и смерти важно понять, потому что оно является ключевым для героев песен Тома Уэйтса — тех же самых фолкнеровских персонажей, что, может быть, даже переехали в город, но так и не из6авились от своих деревенских представлений. О том, что такое жизнь и смерть, и почему родственные связи важнее любых других, и почему ты можешь быть отбросом, дезертиром и даже коммунистом — но ты не имеешь права кинуть в беде родных или обмануть друга.

В последнее время Том все реже пишет пластинки. В прошлом десятилетии оригинальных вышло всего две. Чаще он работает с друзьями по какой-нибудь оказии. Так десять лет назад он сочинил для театрального режиссера Роберта Уилсона музыку к странноватой пьеce o взаимоотношениях Алисы Лидделл и Чарльза Лютвиджа Доджсона, более известного как Льюис Кэролл. Два же года назад Том сделал музыку к другой его постановке, «Войцек», об обезумевшем немецком солдате. О6а этих саундтрека ныне вышли в один день, 7 мая. Что отчего-то кажется крайне характерным для Тома: да, вот так, в один день — две совершенно разные пластинки, «Alice» и «Blood Money» — с песнями о любви и смерти. Больше о любви в первом и о смерти во втором случае. Потому что так уж получилось: со временем мы не молодеем, a совсем даже наоборот. И живем мы коротко, и Господь постоянно отлучается по делам — вот о чем Том Уэйтс рассказывает на этот раз. Ему уже за пятьдесят: впереди еще много времени, но куда больше времени позади. Это не может не требовать осмысления. Чем и занят сейчас Том — осмыслением. Потому что, хотя смерть и бывает избавлением от дневных трудов, все же есть в ней что-то пугающее. Что-то, с чем не хочет мириться человек, и надо к этой проблеме выработать какое-то отношение. Придумать про смерть какую-нибудь историю — не для того, чтобы сделать ее нестрашной, на это у человека мало сил. A чтобы, по крайней мере, поселить в душе надежду, что все, бывшее до нее, было не напрасно.

Потому что я ведь не очень смелый человек, признается Том. Однажды я видел, как последний великий 6люзмен Хаунд Дог Тэйлор пел перед толпой орущих алкашей. Один из них, в первом ряду, более всего доставал его. Тогда Тэйлор вытащил из кармана револьвер тридцать восьмого калибра, прострелил алкашу ногу и продолжал петь дальше. Я, говорит Том, все время мечтал так поступить. Но всякий раз у меня не хватало духа.

Текст Йорн Шлютер. Rolling Stone, № 7

Вполне преуспевший певец и автор песен, актер и кинокомпозитор, Том Уэйтс (Tom Waits) - персона в шоу-бизнесе уникальная. Известный всему миру артист за свою 30-летнюю карьеру не выпустил ни одного коммерческого хита. Его лучшие песни сплошь и рядом приобретали заслуженную известность в кавер-версиях других исполнителей. Практически не выезжая на гастроли, он обзавелся колоссальной фановской поддержкой. Непревзойденный юмор и мощное лирическое начало ставят его особняком среди коллег, настойчиво требуя выработать для него персональную терминологию. Как его классифицировать, совершенно непонятно.

О Томе Уэйтсе рассказывают много странного, и подробности его бурной жизни варьируются от интервью к интервью. Похоже, он и сам еще не определился с окончательным вариантом своей биографии. Но некоторые факты можно считать почти неоспоримыми. Например, факт (а главное, обстоятельства) появления на свет: как гласит предание, он родился на заднем сиденье автомобиля, уже припаркованного у входа в больницу. Было это 7 декабря 1949 года в калифорнийском городе Помоне. В тихом детстве Том начал интересоваться пианино, и осваивал его, захаживая к соседям. Рядом с кроватью у него всегда лежал блокнот, чтобы даже среди ночи было куда записать плоды неожиданно нагрянувшего вдохновения. Пока тинейджеры повально заслушивались Beach Boys, Том Уэйтс предпочитал коротать время под Боба Дилана (Bob Dylan), Бинга Кросби (Bing Crosby) и Коула Портера (Cole Porter). У него были проблемы со светлыми жизненными целями, максимум, о чем мечталось, - купить собственный ресторан. Круг чтения ограничивался меню и журналами. Школу он не закончил. Соответственно, и с выбором профессии определиться было головоломно трудно. Попробовав себя в разнообразных амплуа, вплоть до разносчика пиццы в Сан-Диего, Том нашел пристанище в лос-анжелесском клубе "Heritage", где пристроился швейцаром. Однажды ему пришло в голову записывать диалоги посетителей, подслушанные у стойки бара. "Когда я собрал все свои заметки, - рассказывал музыкант позднее, - я почувствовал, что во всем этом есть своеобразная музыка".

Играя в составе лос-анжелесской группы Troubador, Том попался на глаза Хербу Коэну (Herb Cohen), менеджеру Фрэнка Заппы (Frank Zappa). Коэн предложит Тому контракт и подписал его на лейбле Asylum Records. В 1972 году Уэйтс уже скомпоновал дебютную пластинку "Closing Time", не очень уверенно плававшую между фольком и блюзом. Самой известной вещью на альбоме была песня "Ol' 55", которую впоследствии перезаписали The Eagles для альбома "On the Border". Критики встретили запись вяло, как работу еще не вполне определившегося автора, хотя были и подбадривающие рецензии. Зато публика однозначно забраковала молодое дарование: во время промо-тура на разогреве у Mothers (команды Фрэнка Заппы), Тома Уэйтса неизменно освистывали.

Вернувшись в Лос-Анджелес, музыкант записывает второй альбом "The Heart of Saturday Night", погружающий в жизнь рабочей Америки, мир официанток, дальнобойщиков, захожей обедающей публики и откровенных аутсайдеров. Альбом гораздо больше понравился рецензентам, что однако никак не повлияло на меломанов: покупать его никто не спешил.

Загоревшись желанием придать своим записям как можно более живое звучание, Уэйтс в конце концов решил записать действительно "живой" альбом и пригласил нескольких друзей в студию, чтобы они послушали, как он будет его записывать. Новый двухплиточник получил название "Nighthawks at the Diner" (1975) и на этот раз не понравился никому, даже критикам.

Неунывающий Том Уэйтс в 1976 году отправляется в новый тур. Обстоятельства снова против него: зрители упорно его не воспринимают, у него нет условий для творческого уединения - он все время на людях. Том находит утешение в алкоголе. Последний удар наносят ему Роджер МакГуин (Roger McGuinn), Джоан Баэз (Joan Baez) и Кинки Фридмен (Kinky Friedman) (окружение Боба Дилана) во время планового концерта в Нью-Орлеане: не поставив музыканта в известность, они выходят вместо него на сцену как раз тогда, когда Уэйтс готовился предстать перед публикой. С него было достаточно - он махнул в Европу. В Амстердаме и Копенгагене Тому Уэйтсу удалось дать несколько концертов, после чего музыкант провел две недели в Лондоне, самоотверженно сочиняя новые песни.

Все-таки житейские катастрофы обладают уникальным свойством оборачиваться мощным творческим всплеском. Так произошло и с обиженным на весь мир Томом. Записанный по следам его годичных мытарств альбом "Small Change" (1976) сделал то, что не удалось двум другим записям - доказал его жизнеспособность как певца и автора песен. Его вокал изменился: казалось, все выкуренные сигареты и весь выпитый виски нацеливались именно на голос, придавая ему более резкий и грубый окрас. Возможно, именно "Small Change" и закрепил за ним репутацию любителя выпить. Хотя, по воспоминаниям музыканта, теперь-то он как раз и начал понимать, что, может быть, алкоголь - не такое уж удовольствие, как принято думать. "Знаете, мне раньше казалось, что в выпивке было что-то забавное и удивительно американское, - делился Том Уэйтс. - Но потом пришлось убедить себя, что с этим пора завязывать".

Несмотря ни на что, его звезда стремительно восходила. И публика начинала входить во вкус сентиментальных, ненавязчивых историй, которые он вытаскивал на свет. Поставив производство альбомов на конвейер, он издавал по диску в год: в 1977-м вышел альбом "Foreign Affairs", в 78-м - "Blue Valentine". Надо отдать ему справедливость, на месте он не топтался, все время пытаясь обновить и расширить свой саунд.

в 1978-м Том Уэйтс обратил свои взоры на кинематограф. "Пробой пера" стал фильм со Сильвестром Сталлоне "Paradise Alley", в котором музыкант нашел себе применение и как композитор и как актер. Через два года он написал главную музыкальную тему для ленты "On the Nickel", параллельно работая над лонг-плеем "Heart Attack and Vine" (1980). За саундтрек к своей третьей картине "One From the Heart" режиссера Фрэнсиса Копполы Том Уэйтс был номинирован на получение Oscar. Этот фильм был знаменателен в его судьбе и тем, что познакомил Тома с его будущей женой, сценаристкой и драматургом Кэтлин Бреннан (Kathleen Brennan). "Она могла лечь на гвозди или проткнуть щеку иголкой и при этом спокойно попивать кофе, - так описывал свою будущую половину Уэйтс. - Я сразу понял, что эта девушка как раз для меня". С этих пор пара много лет была неразлучна не только дома, но и на работе, участвуя в многочисленных совместных проектах (включая оперу "Frank's Wild Years", которая в 1986 году шла на сцене Steppenwolf Theatre в Чикаго и где Том дебютировал на театральных подмостках. Саундтрек вышел отдельным альбомом год спустя).

В 1983 году Уэйтс поменял лейбл и осчастливил своим присутствием Island Records. На новом лейбле он дебютировал в том же году с диском "Swordfishtrombones", в котором экспериментировал с духовыми и перкуссией, использовал необычную технику звукозаписи. Сотрудничество с Копполой продолжилось на съемочной площадке: Уэйтс получил роли в его фильмах "Rumble Fish and The Outsiders" (1983) и "The Cotton Club" (1984). Через год он записал номерной студийный альбом "Rain Dogs", включавший романтичный трек "Downtown Train", которому предстояло стать хитом в репертуаре Рода Стюарта (Rod Stewart). 86-й год, кроме появления оперы "Frank's Wild Years", был отмечен еще одним важным начинанием. Том Уэйтс в соавторстве с режиссером Джимом Джармушем (Jim Jarmusch) приступил к съемкам фильма "Down by Law". Впоследствии он сделал еще два фильма с Джимом - "Mystery Train" и "Night on Earth". Но этим дело не ограничилось. Парочка сформировала некую концептуальную группировку The Sons of Lee Marvin, единственной целью которой было собираться для просмотра фильмов Ли Марвина (Lee Marvin).

Артист становился все более популярной персоной в кинематографе. В 1987 году его портфолио пополняется еще двумя ролями - в фильмах "Candy Mountain" и "Ironweed". В следующем году музыкант записал одно из своих выступлений сразу для двух релизов - документального фильма и концертного альбома "Big Time" (1988). В 1989 году он вернулся на театральную сцену в спектакле "Demon Wine".

Его кинокарьера набирала обороты, и в конце 80-х - начале 90-х он снимался в двух-трех картинах ежегодно. 1992 год отмечен повышенной активностью музыканта и особыми знаками внимания со стороны профессионалов музиндустрии. Он сыграл в картинах "Night on Earth" того же Джима Джармуша (для которой написал и саундтрек), "Deadfall", "Dracula" по книге Брэма Стокера (Bram Stoker). А параллельно подготовил альбом "Bone Machine", за который выиграл Grammy в номинации "альтернативный музыкальный альбом".

Еще одним творческим сообщником Тома Уэйтса в этот период становится Роберт Уилсон (Robert Wilson), художественный директор Thalia Theatre в Германии. Их первый совместный театральный проект назывался "The Black Rider": Уэйтс создал музыку, Уильям Берроуз (William S. Burroughs) написал либретто, Уилсон осуществил режиссерскую постановку. В 1993 году звуковая дорожка к спектаклю была издана отдельным диском. Продолжая сотрудничать, Уэйтс и Уилсон разработали совместную сценическую версию "Алисы в Стране чудес", названную просто "Alice". Спектакль шел недолго, всего восемь недель. О том, чтобы опубликовать саундтрек, музыкант пока не думал.

К середине 90-х Том Уэйтс превратился почти в мифическую фигуру, чье имя звучало в основном в связи с какими-то судебными разбирательствами: он упорно защищал свое творческое наследие от посягательств. Том выиграл процесс против компании Frito-Lay, которая использовала в коммерческой рекламе актера, подражавшего голосу Уэйтса, не поставив его в известность. Еще одна судебная удача - выигранное дело против его бывшего лейбла Third Story Music, который самовольно продавал некоторые его записи для телерекламы.

Впрочем, преданных фанов у него по-прежнему хватало. Единственная жалоба, которая у них была, - отсутствие гастролей в его рабочем графике. Изредка музыкант в виде исключения выходил из затворничества. В 1996 году он дал благотворительный концерт в Сан-Франциско в помощь своему другу, которого арестовали по сфабрикованнному обвинению в хранении наркотиков. Билеты на шоу были раскуплены за 45 минут.

В 1998 году артист прервал свою затянувшуюся паузу, подготовив ретроспективный сборник "Beautiful Maladies". Это был его последний релиз на лейбле Island. Спустя год фаны Уэйтса, наконец, держали в руках новый лонг-плей "Mule Variations", изданный на независимом лейбле Epitaph Records. Альбом получил одобрение музыкальной прессы, а автор даже решился последовать в небольшое турне. Дорога привела его в Европу, где он, однако, решил осчастливить своих поклонников только в Польше и Франции. По положению в чартах, где его релизы прошлых лет, как правило, ютились на задворках Billboard Тор 200, "Mule Variations" не знал себе равных. В американском рейтинге поп-альбомов он поднялся до 30 строки, в Канаде стал номером 17, в Великобритании покорил Тор 10, а в объединенном интернет-чарте - и того лучше - стал номером 2. С этой работой музыканта еще раз ждала победа на церемонии Grammy в номинации "лучший современный фольк-альбом". В 2001 году заслуги артиста в течение всей карьеры отметила ассоциация ASCAP, выдав музыканту награду за "неоценимый вклад в музыку".

В 2001 году Том Уэйтс снова плотно засел в студии, давая жизнь сразу двум новым альбомам. Весной 2002 года обе записи увидели свет - та самая "Алиса", музыкальный спектакль, созданный еще на заре 90-х, а также альбом нового материала "Blood Money", написанный Уэйстом, его женой и драматургом Робертом Уилсоном. Проект представлял собой вольную интерпретацию пьесы "Woyzeck", созданной немецким поэтом Георгом Бухнером (Georg Buchner) еще в 1837 году. Эти релизы были не менее успешными. Оба попали в Тор 40 чарта Billboard 200, а в интернете поднялись до 2 и 3 места соответственно.

Со своими двумя десятками альбомов и дюжиной киноролей, со всеми высочайшими регалиями и неизбывной маргинальностью, Том Уэйтс "был и остается святым покровителем аутсайдеров", как сказал глава лейбла Epitaph. "И в этом его величие". Аминь.

http://music.biker.ru/html/letters/069.htm


Новость дня - News of the day
Тим Бертон в интервью для "Madame Figaro"

...каждый из нас имеет свои недостатки. Мы должны принять их, чтобы остаться в живых.