Счастливчики
Имя
foto
Имя
Галерея
главная
м.Депп
 
Вперед


Микки Рурк

Филипп Андре Рурк-младший родился 16 сентября в Нью-Йорке, в семье ирландских католиков. Точная дата рождения Микки (прозвище дала будущему актеру мать) к сожалению неизвестна: упоминаются 1950, 1953 и 1956 годы.

Отец Микки, которого тот очень любил, увлекался тяжелой атлетикой, что сказалось на его и без того нелегкий характер. Когда мальчику было семь лет, его родители развелись, что стало для него первым ударом судьбы. Микки остался жить с матерью. Энн Рурк вскоре вышла замуж за полицейского, и семья перебралась в Майами. Безумно любящий своего отца Микки, ни в какую не хотел принимать отчима. Их отношения не складывались с самого начала. Пребывая в состоянии душевного кризиса, Микки днями бродил по бедным кварталам и дрался с кем ни попадя. В это же время он начал заниматься боксом и одновременно играть в школьном драмкружке.

В первый период своей боксерской карьеры Рурк провел 47 боев в среднем весе. Но рингу не суждено было занять главное место в жизни Микки – в 19 лет он получил сильнейшее сотрясение мозга в бою с заведомо сильнейшим противником, впоследствии чего с боксом пришлось расстаться.

Спустя некоторое время, играя в небольших спектаклях, Микки стал постепенно осознавать, что он станет актером. Эта мысль полностью поглотила его и Рурк, заняв 400 долларов у своей старшей сестры Пэтти, вернулся в Нью-Йорк и сразу же записался в «Actor`s studio». Для Микки наступили гнетущие времена: он работал вышибалой в баре трансвеститов, продавал каштаны в Центральном парке, мыл полы, чистил бассейны, натаскивает бойцовых собак – заработанных денег едва хватает на оплату учебы. Микки снимал небольшую комнату в грязном отеле Гринвич Виллидж, питался одними чипсами. У него нет ни друзей, ни подруг. Однажды на репетицию актерской студии пришел режиссер Лоуренс Каздан. Он был потрясен игрой молодого, никому неизвестного актера. После спектакля он пришел за кулисы. «Молодой человек, вы в предынфарктном состоянии. Не забывайте, что здесь, на сцене, все делается понарошку». «Я не умею иначе», – ответил Микки. И в этом весь Рурк – он никогда ничего не умел делать «понарошку».

В 1978 году Микки перебрался жить в Лос-Анджелес. «Я 78 раз участвовал в кинопробах, и все без толку», – вспоминает Рурк. Наконец Микки повезло – его заметил Спилберг и позвал в фильм «1941» в качестве статиста. Затем последовали несколько эпизодических ролей в кино- и телефильмах, и даже главная роль в телевизионном фильме «Дело четы Раутов», где партнершей Рурка была юная Линда Гамильтон.

В 1982 году, находясь в Луизиане на съемках очередного телефильма, Микки познакомился с начинающей актрисой Дэброй Фьюер. Вскоре они поженились, но развелись уже через три года. Между тем, Френсис Форд Коппола решает снять цикл фильмов с участием малоизвестных актеров и на одну из главных ролей в фильм «Бойцовая рыбка» приглашает Рурка. «Микки Рурк – выдающийся актер, – говорит Коппола. – Есть в его личности и таланте некий магнетизм, тайна…» Прагматичная Америка не приняла фильма, в отличие от Европы, где (в особенности во Франции) после премьеры Рурк стал настоящей звездой.

Карьера Микки резко пошла наверх. Вскоре последовали фильмы «Крестный отец Гринвич Виллидж», «Год дракона» и, наконец, знаменитые «9 1/2 недель», принесшие Рурку безоговорочную, всемирную славу. Но вместе с этим фильм «9 1/2 недель» сослужил ему довольно дурную службу.

После выхода этого эротического фильма Рурка неотложно записали в секс-символы. «Я сделал все возможное, чтобы разрушить этот миф, – говорит по этому поводу сам Микки. – Но разрушил не миф, а свою собственную карьеру».

Обложки всемирно известных таблоидов буквально пестрили его фотографиями. 1987 году Аллан Паркер снимал мистический детектив-триллер «Сердце Ангела». Пожалуй, Гарри Ангел – это лучшая роль Микки; Паркеру в полной мере удалось раскрыть талант великолепного актера. Этот замечательный по всем статьям фильм наглядно показал, что Микки относится к тем актерам, которым для продуктивной работы необходим благодатный материал и хороший режиссер. В том же году Рурк снялся еще в двух совершенно некоммерческих картинах: «Отходная молитва» и «Пьянь». А в 1989 году на экраны вышел фильм «Франциск» итальянки Лилианы Кавани – и мировая слава Микки Рурка достигла своего зенита. (С ним играла Хелена Бонэм Картер)При работе над ролью Франциска Микки применял систему Станиславского – вживался в образ вплоть до полного перевоплощения – и это не могло не импонировать зрительской аудитории и критикам. Следует заметить, но он никогда не позволял себе расслабиться, если речь шла о работе: для съемок в фильме «Крестный отец Гринвич Виллидж» он поправился на 12 килограмм, для «9 1/2 недель» похудел на 10; сделал себе татуировку бойцов ИРА для «Отходной молитвы», месяц проработал в полиции для «Года дракона», в «Своем парне» в живую провел все боксерские раунды; выбил себе два зуба для «Пьяни»; семь дублей катался голым по снегу во «Франциске».

Годом позже, на пробах к эротической мелодраме «Дикая орхидея» Микки встретил свою настоящую, единственную любовь – манекенщицу Кэрри Отис. Разница в возрасте почти на двадцать лет не помешала страстному, бурному роману. Микки и Кэрри поженились после выхода «Дикой орхидеи» на экраны.

Впрочем, Рурк никогда не был высокого мнения о кинобизнесе. «Вообще кинобизнес – это куча дерьма. Я знал ребят, которые были отличными актерами, но у них никогда не было работы. Я знал ребят, которые были звездами, но они даже не смогли бы сыграть говорящую белку на детском утреннике. Так что у меня нет никакого уважения к кинобизнесу. Я уважаю только те доллары, которые мне платят. В современном кино уровень насилия поднят очень высоко – выше уже нельзя. Когда я смотрю фильмы с Клинтом Иствудом или со Стивом Макквином, я понимаю, что это кино скорее об искуплении. А сейчас насилие в кино появляется только ради насилия. Те сцены в кино, где нужно драться или прыгать, – самые сложные. Так что каждый раз, когда есть парень, готовый меня подменить, я предпочитаю заплатить деньги ему». Несколько раз подряд участие Рурка в картинах таких серьезных режиссеров, как Антониони, Скорсезе, Бессон срывалось. Голливуд не предлагал ему мало-мальски стоящих ролей. Микки впал в глубокую депрессию, начал сильно пить и употреблять наркотики. Пьяные дебоши, публичные скандалы, драки вскоре снова вернули Рурка в бокс.

На ринге он свирепствовал, выплескивая накопившуюся внутри злобу и отчаяние. Известный боксер Роберт Конрад как-то раз в ужасе покинул зал со словами: «Он не борется, он убивает. Это не спорт, а отчаяние».

Бесспорно, бокс был для Микки не просто спортом. «Спорт всегда доставлял мне больше удовольствия, чем кино. Я обожаю спорт. И я хочу успеть попробовать себя в чем-то новом раньше, чем по мне начнет скучать гериатрическое отделение. Боже, когда тебе за сорок, каким видом спорта ты можешь заняться? Рыбалкой, что ли? Я – худший серфер в Калифорнии. Потому что мое умение держать равновесие идет из бокса, который, кстати говоря, здорово повлиял на мой внешний вид. Когда нужно было чинить мой нос, этим докторам пришлось взять хрящ из моего уха, потому что в носу уже просто ничего не осталось».

Он провел одиннадцать боев, из которых выиграл девять, из них шесть – нокаутом. Рурку предложили драться за звание чемпиона мира, проведя еще три боя, но, посоветовавшись с близкими, Рурк отказался. Перебитый палец на ноге, четыре сломанных сустава на руке, два сломанных ребра, прокушенный язык, перебитый нос, перелом скулы, бездетность – все эти последствия дали Микки понять, что с боксом пора завязывать.

Вскоре, будучи не вполне довольным своим внешним видом, Рурк стал прибегать к пластической хирургии. Кэрри Отис от него ушла. Ради мизерного заработка приходилось соглашаться на любые роли. Всемирно известный актер, в свое время получавший 10 миллионов за роль, стал жить в грузовике, оборудованном под жилище, поскольку дом в Беверли-Хиллз отобрали за неуплату долгов. Вместе с Микки жили только его собаки – единственные друзья, которые не предадут и не бросят. «Я понимаю собак гораздо лучше, чем людей, – говорит Микки. – Я продал и потерял все, что у меня было – и друзей, и мотоциклы. Моя жена сказала мне: «Если я останусь с тобой, то снова начну принимать наркотики. Ты убиваешь меня своим непостоянством». И она была права. Она ушла. Я плакал как ребенок, умолял ее не уходить. Женщина гораздо сильнее мужчины. Когда женщина говорит «все, хватит», это значит «все, хватит». Мужчина всегда будет валяться у нее в ногах в надежде вернуть. Я валялся. И почему-то счастлив. Я даже отрезал себе мизинец, чтобы она не уходила. Я ходил по комнате, и кровь из меня хлестала, как из свиньи. Но смотрите – его пришили обратно. Мой психотерапевт однажды сказал мне: «Микки, ты ведь не в Средневековье живешь. Тебе не обязательно ходить всюду в доспехах и с кучей оружия». Очень долгое время все мои деньги уходили на психотерапевта. На этого мозгоправа уходило все! Первые два года я ходил к нему трижды в неделю. Потом я стал ходить к нему дважды в неделю. Теперь – только один раз. За шесть лет я пропустил всего две встречи. Я потерял дом, жену, доверие, окружение. Я потерял душу. Я остался один. Перестал звонить телефон. Я жил на 200 долларов в неделю. Впервые за много лет я стал сам ходить в супермаркет. Сейчас я уже привык к этому, но в первый раз, когда я оказался там, толкал эту долбаную тележку, пытался купить что-то на ужин… Очень часто я ходил в одну круглосуточную забегаловку, где торчали только геи, просто для того, чтобы никто не узнал меня».

Рурку было уже под пятьдесят и он со всей ответственностью понимал, что так дальше продолжаться не может. Ему хотелось чего-то стабильного, покоя, семейного очага, в конце концов. «Десять лет назад мне было совершенно все равно, есть у меня деньги, или нет, – говорит Микки в интервью 1997 года. – Теперь я считаю иначе. Деньги должны быть. Деньги – это свобода».

Микки вновь сошелся с Кэрри Отис и с ее помощью сделал очередную пластическую операцию. «Что касается женщин, я уже давно прошел через такой период, когда ты не хочешь просыпаться рядом с ней утром и готов пристрелить себя за то, что остался с ней вечером. Больше я себе такого не позволяю. Мой дом теперь – это просто образцовый монастырь. Я живу в Лос-Анджелесе, самом скучном городе на свете. Я ненавижу его, но знаю, что в Лондоне или Нью-Йорке мне бы точно сорвало голову. Лучше всего я чувствую себя с людьми улицы. Возьмите моего водителя. Я знаю его 15 лет. Перед тем как он стал моим водителем, он ограбил банк. Потом восемь лет сидел в тюрьме. Вот какие люди мне нравятся! Я люблю сниматься в кино, потому что здесь все зависит от тебя. Это не бизнес и не политика. Либо ты хороший актер, либо ты…»

Микки решил полностью посвятить себя актерству. Из последних серьезных работ Рурка стоит отметить главные роли в философско-эротическом триллере «Выход в красное» и в криминальной драме «Пуля». Микки регулярно снимается и по сей день, но в основном это крохотные эпизодические роли. «Я изменился, – говорит Микки. – Но внутри меня есть что-то, что не изменится никогда. И если я на секунду ослаблю хоть одну пуговицу, ад вырвется из меня наружу. У меня больше не будет шансов. Такие дела. Если я упущу свой шанс и на этот раз, мне останется только прыгнуть с самого высокого балкона. Люди часто спрашивают меня: «Какой из ваших фильмов вы считаете самым лучшим?» А я отвечаю им: «Я свое лучшее кино еще не сделал!»

Автор Infinity


Новость дня - News of the day
Тим Бертон в интервью для "Madame Figaro"

...каждый из нас имеет свои недостатки. Мы должны принять их, чтобы остаться в живых.






Вперед
 
  Фильмография 
 
  Интервью